в , ,

Украинские стартапы и российские деньги

Сколько украинцев должно умереть, чтобы некоторые украинские стартапы перестали брать деньги российских фондов? Где та грань, когда это становится неприемлемо?

Российские Деньги

Фонды имеют штабквартиры в Москве, сотрудничают с госструктурами и платят налоги в России — те самые налоги, которые потом оплачивают смерть украинцев.

И вот некоторые украинские стартапы, оправдываясь тем, что в фондах работают вроде бы хорошие люди, и вообще эти люди наверное за Украину, берут российские инвестиции от этих, вроде бы хороших, людей и работают на благо и обогащение этих самых фондов, которые потом под залог успеха стартапов берут еще больше денег, еще больше инвестируют и еще больше платят налогов.

Похоже, некоторые украинские стартапы не совсем понимают, что пуля, оплаченная хорошим человеком, бизнес которого обеспечивает налоги и армию России, точно также убивает сограждан украинцев на востоке страны.

Эти стартапы не понимают, что из этих же денег была проведена операция по оккупации Крыма. Эти стартапы не понимают, что не важно через сколько компаний-прокладок будут проведены сами инвестиции. Важно то, что для того, чтобы этот украинский стартап получил эту инвестицию, с этих денег были оплачены те самые налоги на те самые пули, которые потом свистят над головами украинцев.

В данном случае важно принимать во внимание аспект сознательного выбора. Исторически экономические связи между Россией и Украиной были достаточно крепкими и при всем желании нет возможности избежать последствий. Однако, не стоит под предлогом этого ради наполнения собсвенного кармана принимать осознанный выбор сотрудничать с оккупантами. Важно то, что мы говорим именно про осознанный выбор, который приводит к осознанному спонсированию войны против Украины.

Все на самом деле просто. Достаточно придерживаться простых правил:

  1. Не вести работу так, чтобы результатом в любой, даже незначительной сумме, стала уплата налогов в военный бюджет России — а это значит не открывать в России офисы, не инвестировать туда денег и не платить российским сотрудникам, которые с зарплат платят налоги.

  2. Не сотрудничать с компаниями и фондами, которые стабильно платят налоги за смерть украинцев, даже если там работают вроде бы хорошие люди. Эти хорошие люди оплачивают пули, летящие в украинцев.

  3. Не брать денег у фондов и не отдавать долю в компании фондам из пункта 2 т.к. на эти деньги были, опять же, оплачены налоги на агрессию в Украине и дальше, по сути, стартапом уже частично владеет компания, продолжающая это делать.

В любой другой непонятной ситуации главное правильно задать себе вопрос, чтобы сразу был понятен ответ. Если посмотреть на путь денег, то во многих случаях вопрос в итоге сводится к следующему:

Какая сумма позволит закрывать глаза на то, что деятельность компании пополняет российский военный бюджет, а значит оплачивает смерти украинцев?

Ведь как ни крути, все сводится к простым вещам, даже если электронные банковские платежи, вроде, не имеют физической связи с солдатом, в которого стрелляют. К сожалени, связь есть. И выражается она в стоимости той пули, которая летит в сторону этого солдата и в количестве пуль, которые оплачены налогами.